Воронцовский дворец: в память о «преобразователе Тавриды»

Воронцовский дворец: в память о «преобразователе Тавриды»

Гениальность архитектора, мастерство исполнителей и богатство заказчика позволили создать в селении Алупка на Южном берегу Крыма шедевр мирового значения.

Жизнь только начинается

В 1823 году генерал Михаил Воронцов вступил в новую должность ― губернатора Новороссии. Ему предстояло управлять громадной территорией, протянувшейся по всему Северному Причерноморью. Перед 40-летним, полным сил и планов героем Отечественной войны 1812 года открывались грандиозные перспективы ― мирного обустройства слабо освоенного уголка Российской империи.

Крым поразил Воронцова невероятной красотой природы, огромными возможностями для развития… и абсолютной запущенностью. Крупнейший помещик России решил показать пример рачительного хозяйствования. В северо-западной, наиболее дикой части полуострова, он разводит овец, организует промышленное рыболовство. На Южном берегу выращивает виноград, занимается виноделием. И начинает задумываться о родовом гнезде…

Личное богатство позволяло Воронцову приобрести земли в любом уголке Крыма, но Михаил Семенович, памятуя о поставленной задаче ― преобразовать Тавриду, купил для будущей усадьбы территорию первозданного хаоса. Крутой скалистый склон близ крохотной деревни Алупка, обращенный к морю и осененный могучей горой Ай-Петри, как нельзя более подходил для реализации амбициозного замысла.

Нарисуем ― будем жить

Для господского дома уже заложили антисейсмический фундамент в виде свинцовых плит, когда управляющему поступило срочное указание хозяина: работы приостановить, дать художнику задание изобразить окружающие виды в привязке к будущему дворцу и немедленно отправить рисунки Воронцову. Спустя год пришли чертежи нового проекта. Его автором был Эдвард Блор ― архитектор британских монархов, руководитель строительства королевской Букингемской резиденции, автор замка для писателя Вальтера Скотта.

Блор блестяще решил невероятно сложную задачу: создал детальный образ величественного здания, чьи фасады не только символизируют единение Востока и Запада, но и идеально сочетаются с пейзажами, о которых зодчий имел представление только благодаря картинам художника.

Лучше всего замысел создателя прослеживается, если взглянуть на дворец с моря. Лазурная вода уравновешивает синеву неба, и между двумя стихиями в четкой последовательности чередуются скальная корона горы Ай-Петри, вечнозеленая растительность и вырастающие из нее серо-зеленые стены и башенки.

Туманная Альгамбра

Неспешный обход позволяет совершить удивительное путешествие во времени и пространстве: из Средневековья ― в Возрождение, из крепости ― в усадьбу, из Англии ― в Средиземноморье.

Вход охраняют две мощные башни. Они создают впечатление крепости времен благородных рыцарей. Добавляют романтики высокие глухие стены и переброшенный через них ажурный чугунный мостик. Кажется, что сейчас из-за контрфорса появится доблестный рыцарь Айвенго, а на мостике замрут в объятиях друг друга Ромео и Джульетта…

Улица средневекового города превращается в просторную площадь, на которую глядит английский дворец XVI столетия, эпохи золотого века ― периода правления династии Тюдоров. Как положено, площадь украшает башня с курантами. Часы, привезенные из Лондона 180 лет назад, по сей день исправно отсчитывают время.
Все постройки возведены из диабаза, его месторождение досталось хозяину вместе с территорией. Этот камень в два раза тверже гранита. По преданию, когда подрядчик предложил графу заменить камень на более мягкий и тем самым удешевить работу, Воронцов произнес: «Зачем же менять? Я хочу, чтобы было дорого».

Однако потомственные каменотесы знали какие-то секреты. Используя примитивные инструменты, они сумели достичь высочайшего мастерства. Вход в главное здание украшают отполированные до зеркального блеска геральдические щиты и выточенные в неподатливом камне два маскарона, образы Запада и Востока: в одном обличье угадывается рыцарь-монах, представитель сообщества воинов Христовых, в другом ― сарацин или мавр. Его отличительная черта ― бурнус, традиционный для арабского мира головной убор.

Через Запад на Восток

Совсем иное настроение появляется, когда смотришь на фасад, направленный в сторону моря. Здесь британскую тяжеловесность и холодность сменяет легкий, искрящийся колорит Востока: открытые солнцу террасы, просторные балконы, декоративные башенки, похожие на минареты. Вход обрамляет просторный высокий портал. Затейливая резьба по камню переходит в тонкой работы лепнину. Сложные сплетения линий образуют завораживающий узор. Он напоминает компьютерную стереоскопическую графику, и трудно себе представить, что гигантский 3D-рисунок создан мастерами, не знающими, что такое электричество…
Эффектно завершает прогулку любование беломраморными львами. Три пары мощных, грациозных животных украшают парадную лестницу-террасу. Они приехали из Италии в 1848 году и ознаменовали завершение строительства, которому хозяин отдал более четверти своей жизни. Статус Алупкинского поместья предполагал передачу по наследству старшему в роду по мужской линии, чтобы за имением навечно сохранялось имя Воронцовых. Таким образом граф решил обессмертить на Крымской земле свое имя. И ему это удалось.

Кирилл Белозеров
Автор
Поделиться
Используйте готовый маршрут или постройте свой. Спланируйте свое путешествие по Крыму.
+ 10 активностей